Уэббер раасказал о производительности DRS в Абу-Даби

Уэббер Марк Уэббер: @Гран При Абу-Даби снова заинтересовал к одной из основных нововведений, появившихся в Формуле 1, которую в последние годы помнили редко.

В случае если в 2016 г Марк Уэббер до самого конца первенства заходил в число соискателей на титул, то в этом году на его расчету нет ни одной победы. В собственной классической колонке на веб-сайте ВВС Sport новозеландец упоминает прошлый гоночный уикенд…

Марк Уэббер: «Гран При Абу-Даби снова заинтересовал к одной из основных нововведений, появившихся в Формуле 1, которую в последние годы помнили редко.

Речь о DRS – устройстве, призванном способствовать обгоны, засланном в 2016 году и содействующем увеличению зрелищности автогонок. Данная технология на самом деле действенно осуществляет свою миссию. Мы жмем клавишу в кокпите, затем высшая плоскость заднего крыла подымается. При этом закрывало действует с меньшей эффективностью, либо “замирает”, как рассказывают эксперты по аэродинамике: фронтальное противодействие понижается, и из-за этого растет скорость на непосредственных.

В первых 2-ух автогонках, прошлых в Абу-Даби в 2009-м и 2010-м годов. обгоны были очень затруднены, потому в настоящее время все с вниманием ожидали, какой эффект даст DRS.

Команды и начальники Формулы 1 поступили верно, внедрив DRS. Они пытаются достичь, чтобы обгоны были вероятны даже в случае, когда автомашины одинаковы по собственным скоростным данным, однако чтобы опережать было как и прежде сложно.

Можно сообщить, что к любой автогонке в 2016 году мы подступали “втемную”, так как всегда был некоторый элемент свежести, таким образом ошибки вполне были вероятны.

В каких-либо Гран При опережать было чересчур без проблем, к примеру, в КНР, Бельгии и Турции; на каких-либо автотрассах обгоны были как и прежде затруднены: в Валенсии, Барселоне и Корее. Но несмотря на это в прочих вариантах все сложилось прекрасно. В целом, всего данного можно было ждать.

В Абу-Даби было 2 зоны применения DRS: 2-я начиналась там, где кончалась первая. В процессе занятий пилоты осознали, что опережать как и прежде трудно, и тогда первая область до Гран При была продлена.

Тем не менее, неприятность содержалась в следующем: в случае если вы кого-то опередили в 1-й зоне, был настоящий шанс, что конкурент примет реванш во 2-й. Вероятно, было был лучше, если б область DRS была всего одна. Однако здесь непросто все сделать верно: я убежден, что в процессе года было собрано очень много информации, и в 2016 году все будет значительно лучше.
DRS – разноречивая тематика, в первую очередь потому, что здесь многое находится в зависимости от позиции. Кому-то из болельщиков нравится, когда гонщики регулярно опережают друг дружку. Североамериканские автогонки NASCAR сформированы как раз на данном. Однако люди, которые соблюдают классических взглядов на Формулу 1, в том числе я, полагают, что обгон должен быть не только обгоном.

ФИА совместно с командами потрудились хорошо, и я убежден, что в 2016 году на рядах автотрассах у них получится достичь улучшенного итога. В зимнюю пору будет выходить очень много всего, и например будут обсуждаться перемены, о которых просят пилоты.

На данный момент в процессе Гран При технологию DRS применяют лишь в специально доставленных зонах, и лишь в случае если в “точке замера” промежуток до автомашины конкурента снизился до сек. Однако на тренировках и в квалификации тебе предоставляется возможность применять ее так, как пожелаешь. В ряде всевозможных случаев это влекло к трагедиям, так как пилоты улетали с автотрасса, когда превосходили лимиты вероятного, применяя DRS.

Бруно Сенна попал в катастрофу на Сузуке, я расколол автомашину в процессе пятничной тренировке в Венгрии, и как раз это было основной причиной одного из вылетов моего партнера, Себастьяна Феттеля, в процессе свободных заездов.

Таким образом пилоты почти единодушно играют за то, чтобы ограничить применение DRS не только лишь в процессе автогонки: пускай будет разрешено использовать технологию лишь в зоне DRS и, вероятно, на 2-ух основных непосредственных отрезках. Помимо этого, точка активации системы не должна быть чересчур близка к выходу из поворота.

Однако DRS оказалась действенной технологией, которую можно использовать в автогонках. В моем случае в Абу-Даби она сыграла существенную роль.

В самом конце автогонки мы с Дженсоном Баттоном водили войну за 3-е место, и мне не получалось провести удачный обгон. Неприятность в том, что не было резона нарушать Дженсона перед 8-м и 9-м поворотами в середине первой зоны DRS, так как в следующей зоне, на непосредственной, кончающейся 11-м поворотом, он бы все равно вернул позицию.

Я почти его опередил, и в шикане, в поворотах 11, 12 и 13, у нас случилась хорошая дуэль, но в 14-м он меня снова обогнал. Это было полезно, впрочем жалко, что в конечном итоге мой прием не увенчался триумфом. Тем не менее, Дженсон прекрасно провел гонку, впрочем тогда на его автомашине не работала технология KERS.

Моя автогонка сформировалась не самым лучшим стилем из-за неприятности с одним из колес автомашины в процессе первого пит-стопа, когда я утратил 5 либо 6 сек, отвязавшись от Дженсона и пропустив еще и Фелипе Массу.

Чтобы предпринять попытку обогнать их двух, мы приняли решение провести второй особый пит-стоп, чтобы я больше сфер проехал на не менее оперативный мягких покрышках, таким образом я снова зашел в боксы до заключительного круга.

Мне было нечего утрачивать: если б я соблюдал прошлой хитрой модели с 2-мя пит-стопам, я должен бы заканчивать лишь 5-м сзади Массы. Второй кусок на мягких покрышках разрешил мне легко его обогнать, однако было утеряно очень много времени, и обогнать Дженсона было невозможно.

Не будь неприятности на пит-стопе, у меня был бы шанс побороться с ним за 3-е место.

Вероятно, вы увидели, что в процессе автогонки под дном моей автомашины что-нибудь шаталось: выяснилось, что это отрывок покрышки с RB7 Себастьяна Феттеля, лопнувшей еще на 1-м круге. Полагаю, я поддел его на 2-ом круге на задней непосредственной автотрассы: там было достаточно много осколков от автомашины Феттеля, сыпавшихся, когда он старался добраться до боксов. В результате этого кусочка резины результативность аэродинамики моей Red Bull была существенно ниже…

Я оставлял Абу-Даби в трудных эмоциях. Я насладился от автогонки, так как провел несколько хороших дуэлей, однако 4-е место – это, разумеется, не то, на что я надеялся.

Льюис Хэмилто прекрасно провел гонку и одержал четвертую победу в этом году, кроме того, что Фернандо Алонсо очень активно его прессинговал в собственной стандартной манере. Но непросто сообщить, сумел бы кто-то из них победить Себастьяна, если б он не проколол колесо.

Принимая во внимание, в какой фигуре в 2016 году Феттель, не трудно догадаться, что обогнать его было бы не так просто, но, сейчас Льюис одержал убежденную и справедливую победу.

Я думаю, что совместно с командой мы очень многие вещи делаем верно, впрочем есть ряд значительных нюансов, в которых в 2016 году нужно будет подтянуться. В зимнюю пору мне предстоит очень много работы».

Теги: Марк Уэббер, Red Bull Racing

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>